Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

пузыри

Я выросла в "Лаборатории моделирования человека"

Я выросла в "Лаборатории моделирования человека", где работали люди, которые были уверены, что аморальность – это психическое отклонение, которое необходимо лечить медикаментозно. А духовность взращивается избиениями и унижениями. При этом у них свои представления о моральности и духовности: кто понаглее, тот духовен и морален, а остальные люди – мусор. Они сами без зазрения совести идут по трупам, проезжаясь катками по человеческим жизням и судьбам. Большинство их "воспитанников" и "вылеченных" настолько запуганы и затравлены, что молчат до сих пор, чувствуя себя виноватыми.
Мне интересно, с точки зрения вечности, кто остается в таких ситуацих в выигрыше? Пока что все они прекрасно себя чувствуют и продолжают работать с людьми и детьми, усугубляя их физические болезни, укорачивая их жизни и штампуя новых затравленных и испуганных людей.
Журналисты "Такие Дела" Elena Platonova и Dmitry Sidorov сделали целое исследование. Я знаю, что этот материал готовился на протяжении нескольких лет. Они даже диссертации и дипломные (липовые, конечно) работы столбуновцев изучили. Там они рассуждают о моральности и тлетворном влиянии буржуазного Запада, где я теперь, к счастью, и живу.
И название статьи отличное: ИХ ТАМ НОРМАЛИЗУЮТ Почитайте и будьте осторожны, хотя они умеют выбирать тех, кто не может себя защитить. Например, детей и инвалидов.
promo chedidaan june 1, 2013 14:09 3
Buy for 10 tokens
Пока свободно.
пузыри

Маленькая победа

В Википедии появилась статья о Столбуне, раньше не было.

Столбун, Виктор Давыдович (1933—2005) — советский и российский парамедик и лжеучёный, создатель организации, имевшей признаки деструктивной/тоталитарной секты.

РАЗДЕЛЫ:

Связь с Эдуардом Успенским

Создание психокульта и методов «лечения»

Критика – Запрет методик и практик в России

Мемуары Анны Чедии Сандермоен – в Швейцарии вышли мемуары эмигрантки из России Анны Сандермоен «Секта в доме моей бабушки», посвящённые шести годам пребывания мемуаристки в секте Столбуна в 1980-е годы. Согласно мемуарам, бабушка Анны Чедии Сандермоен, учёный-палеонтолог Дина Чедия, устроила в своей квартире в Душанбе общежитие для членов секты Столбуна. Впечатления Анны Сандермоен о Столбуне и его секте в целом совпадают с впечатлениями Татьяны Успенской.
______________________________________
Ну и в конце Столбуна поставили в один ряд с Джуной, Кулагиной Нинель и сектой бога Кузи.

ЧТО И ТРЕБОВАЛОСЬ ДОКАЗАТЬ. АМИНЬ

Моя книга Секта в доме моей бабушки
пузыри

Ходила на ежегодную проверку груди

Ходила на ежегодную проверку груди. Мамография и УЗИ.
Каждый раз, выходя из кабинета врача в Швейцарии, ловлю себя на мысли о том, какое же это наслаждение общаться тут с врачами.

Как они и профессионально, и спокойно все объясняют при возникновении любого вопроса. Как у них продумана работа ассистентов, которые двигаются почти как тени, бесшумно, отточенными движениями делают все вспомогательные работы, при этом еще успевая не менее профессионально подбадривать пациентов.

И у врача, и у персонала ВСЕГДА найдется самое подходящее слово для пациента, чтобы его поддержать, подбодрить, дать надежду, да просто поболтать, чтобы заполнить пустоту. Всегда меня спросят, какой мой родной язык, откуда я, всегда поинтересуются моей семьей и профессией. Я чувствую, что я человек, человек с большой буквы, а иногда даже почти ребенок, которому отчаянно нужна поддержка и доброе слово.

Меня в моей родной семье никогда так не привечали, даже когда я была ребенком. Для меня это невиданный опыт.

Откуда все эти люди знают, что именно в какой момент надо говорить, чтобы оказать поддержку, чтобы утешить и успокоить? Я всегда думала, что для этого надо самому пройти через боль, страх, отчаянье...

Оказывается, это вовсе необязательно? Можно быть человечным, все это чувствовать, знать и понимать и без своего жуткого опыта?

И не вредный ли это миф – убеждение в том, что чтобы научиться подлинной эмпатии, необходимо пройти через ад?
пузыри

живем, как будто

Чем дальше, тем больше понимаю, какие мы в России наивные и смотрим на мир через розовые очки.
Почему? Потому что в России ты не увидишь на улице, в ресторанах, магазинах, школах такого количества людей с разными заболеваниями и отклонениями, как в Европе. И в итоге ты просто не знаешь, что это часть жизни. И если не дай бог с этим сталкиваешься, тебя это полностью выбивает из колеи. И этой наивностью элементарно манипулировать. Потому что по сути это невежество.
Одна моя знакомая, приехав из Москвы, остановилась в отеле в Швейцарии и рассказывает мне: "Ты знаешь, кажется, это не просто отель, а какой-то специальный... для больных и даунов". Я спрашиваю, почему она так решила. А она говорит, ну там везде специальные приспособления для них. На что я отвечаю: добро пожаловать в Европу. Тут это практически ВЕЗДЕ предусмотрено. Слава богу.
И поэтому я не боюсь здесь своей старости так, как боялась в России.
Но живя в России ты даже не думаешь об этом, ты не обсуждаешь это. Это не принято. Не принято говорить вслух о "плохом": о болезнях, о смерти, о старости, о месячных, об абортах и выкидышах. Туалетные темы тоже считаются неправильными, а между тем нет культуры держать туалеты в чистоте. Тема денег тоже нередко считается грязной и плохой: тебя легко обвинят в меркантильности и эгоизме. И главное, ты поверишь, и заткнешься. И будешь чуствовать себя виноватым. Это все из одной области: потрясающей непрактичности, наивности, но в конечном счете, это элементарное невежество. Потому что не видя полной картинки мира - инвалиды, болезни, смерти, старость, месячные, аборты, выкидыши, туалеты - ты не можешь выстроить простые связи между событиями как собственной жизни, так и окружающих тебя людей.
Поэтому мы живем так, как будто нет болезней, мы работаем и отдыхаем так, как будто нет смерти, мы выстраиваем отношения так, как будто никогда не состаримся, мы заботимся о женщинах так, как будто у них не бывает месячных, мы хотим детей так, как будто аборты и выкидыши у кого угодно, но только не у нас, мы кушаем так, как будто потом не какаем, а работаем не за деньги, а за идею...
#switzerland_russia #рассуждалки
пузыри

Какое детство лучше, правильней или полезней?

Хеннинг Кёлер "Загадка страха"
"Дорис Вольф рассказывает от 41-летней женщине, которая страдает тяжелыми страхами и говорит, что выросла в "чрезвычайно защищенной" обстановке, так как родители создавали для нее "мир безмятежности". Впоследствии с этой женщиной тоже не случалось ничего ужасного, но в один прекрасный день ей пришлось обратиться за помощью к терапевту и сообщить: "Все мои страхи на протяжении жизни только разрастались".

Автор задается вопросом: не таит ли в себе счастливое детство - когда родители любят, опекают, защищают ребенка от всяких невзгод, страданий, поводов для стрессов - в себе скрытую ловушку?
Цитирую далее: "... напрашивается вопрос: каким образом тщательно оберегаемое от опасностей и невзгод детство в дальнейшем переходит в невротический страх, если вообще можно говорить о подобной связи? Зачастую все слишком упрощают. Винить большую родительскую любовь в последующих страданиях - явная бессмыслица."
пузыри

Диалог с врачом

Я: Все вы одинаковые - врачи. Злобно-циничные.

Врач: Да из-за кого? Из-за вас, мерзких больных, которые цепляются тоненькими худыми ручонками за Жизнь. Они хотят жить. Мерзкие болячки.

Я: Вот потому я не пошла во врачи...и в больные не записываюсь).

Врач: Как я ненавижу этих чахоток и каликов....бееее

Я: Очень понимаю. Все от глупости и безволия.... Зря вы такой злой и обиженный на людей... Таких врачей к людям, тем более больным, вообще подпускать нельзя.


После этого ни к чему не обязывающего виртуального диалога с неизвестным мне человеком я подумала.

Collapse )
пузыри

Секта - 15. Быт, повседневная жизнь

Жили мы на квартирах, которые чаще всего предоставляли нам родители тех, кто состоял в коллективе на лечении. Жили коммунами, в которых всегда была строгая иерархия: главный педагог, помощник педагога, и «говно», то есть те, кого лечили. К «говну» часто применялась психотерапия (или механотерапия), то есть мордобой. Детей также били иногда ремнем по заду. Как выяснилось сейчас, били не всех детей, а только некоторых. Принцип выбора мне до сих пор непонятен. Возможно, били детей максимально идеологизированных родителей, так как не было сомнений в их позитивной реакции. В одной 2-3-комнатной квартире могло жить до 20 человек. Спали на полу, еду готовили по очереди, питались очень скудно, в основном кашей и супами из пакетиков.

Когда начался учебный год, всех детей устроили в одну школу в центре Душанбе. Я училась во втором классе во второй смене. Нас было несколько детей в этой смене, и мы все какое-то время вместе жили в одной квартире. У нас было три педагога, которые нас воспитывали. Они нам читали книги, следили за тем, чтобы мы делали уроки.
В день, когда умер Брежнев, в городе был траур. Настала минута молчания, с улицы слышался звук сирены. По телевизору показывали похороны. Нас выстроили в шеренгу перед телевизором и одели черные ленточки на октябрятские значки, которые мы никогда не снимали и носили на любой одежде. Один мальчик лет семи почему-то хихикнул, хотя надо было плакать. Ю. схватила ремень и начала его избивать. Била куда попало. Он долго плакал, кричал, и его поставили в угол.
За разные провинности нас часто били. Одна девочка пила чай и держала кружку рукой с отставленным мизинцем. Ю. с размаху ударила ее по руке и по лицу. Чай пролился на девочку и обжег ее. Нам говорили, что пальчик отставляет только «псевдоинтеллигенция», а мы должны ее истребить, миром должен править пролетариат.
Потом все коммуны съехали с квартир в старое полуразрушенное здание на снос. Какое-то время мы жили там все вместе. Казалось, что полы и стены здания рухнут на нас в любую минуту.
Мы также ходили в школу во вторую смену нашим маленьким коллективом. Мы всегда были голодными. Около школы было кафе «Минутка». На переменах мы туда бегали и доедали то, что оставалось на столах после посетителей. Было очень вкусно, особенно молочные коктейли, пирожные и сосиски в тесте. До сих пор как вспомню, так слюнки текут!